Вход

Регистрация
Главная
 
Историческая фамилия Винтер-Winter 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Немного истории » Германия » Российские немцы в Германии: интеграция и типы (этнической самоидентификации)
Российские немцы в Германии: интеграция и типы
winter-wolgaДата: Воскресенье, 25.05.2008, 13:12 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 427
Статус: Offline
Российские немцы в Германии: интеграция и типы этнической самоидентификации

(по итогам исследования российских немцев в регионе Нюрнберг - Эрланген)

Савоскул М.С. - специально для Демоскопа http://demoscope.ru

Основой для написания статьи послужили результаты исследования, проведенного мною в регионе Нюрнберг-Эрланген в марте-июле 2002 года в ходе научной стажировки в институте географии университета г. Эрланген в рамках программы ДААД (немецкой службы межакадемических обменов). Данное исследование первоначально не входило в программу пребывания в Германии, но возможность непосредственной работы в "поле" и личный опыт адаптации к жизни в другой стране, а также интерес к особенностям интеграции российских немцев сделали свое дело. Итоги исследования прошли апробацию на научном семинаре в институте географии университета г. Эрлангена в июле 2002 года, на котором помимо коллег, присутствовали российские немцы, после доклада последовало активное обсуждение результатов работы.

Германия сегодня стала одной из самых открытых к эмиграции стран Западной Европы. По данным статистики, в 2000 году в стране насчитывалось 7,3 млн. иностранцев и около 2 млн. российских немцев - переселенцев. В населении страны доля иностранцев (не считая переселенцев, которых в Германии называют - аусзидлерами (Aussiedler) составляет 8,9%1. Во многих крупных городах Германии доля иностранцев в общей численности населения доходит до 20% и более. Причем этот показатель к концу 1990-х годов существенно вырос по сравнению с началом десятилетия. Например, в Нюрнберге, где проживает около 490 тысяч жителей, доля иностранцев в этот период увеличилась с 13,8% до 17,6%2.

Самыми многочисленными этническими группами мигрантов являются мигранты из Турции (1918 тысяч), выходцы из республик бывшей Югославии (929 тысяч), Италии (563 тысячи), Греции (351 тысяча)3. Почти треть иностранцев проживает в Германии двадцать лет и более, страна накопила достаточный опыт работы с мигрантами разных этнических групп. Существуют министерства, занимающиеся этими вопросами на уровне государства и на уровне отдельных земель, мультикультурные советы в администрациях больших городов, специальные программы образования и т.д. Например, во Франкфурте-на-Майне в 1989 году при городском совете был создан Отдел по вопросам мультикультурализма4. В Федеральном правительстве Германии существует должность уполномоченного по делам российских немцев, переселившихся в Германию. Проблематикой российских немцев исследователи в Германии активно занимаются уже более 10 лет.

Миграция этнических немцев в Германию

Этнические немцы-переселенцы из Восточной Европы и бывшего СССР к концу 1990-х годов стали одной из самых многочисленных групп новых жителей Германии. Они составили наиболее значительный поток мигрантов в Германию во второй половине 20 века (4,13 млн.). После окончания организованного переселения послевоенных лет немцы в странах социалистического лагеря были также, а скорее даже больше, ограничены в свободе передвижения, чем остальные граждане. В 1950 году в Германию иммигрировало 47 тысяч, а уже в 1952 году только 5 тысяч этнических немцев из стран Восточной Европы. В последующие 35 лет (1953-1987 годы) в ФРГ в среднем в год приезжали 37 тысяч переселенцев. В период 1950-1987 годов 62% переселенцев прибыли из Польши, 15% из Румынии и 8% из СССР, хотя здесь этнических немцев было больше всего5.

Количество выезжающих из СССР и СНГ российских немцев напрямую зависело от принятия Советским Правительством решений относительно реабилитации этнических немцев и возможности их возвращения на свою этническую родину .

Например, в 1966 году после принятия в январе 1965 года6 Постановления Президиума Верховного Совета СССР об отмене указа от 28.08.1941 года о депортации немецкого народа, заметно возросло количество российских немцев выехавших в Германию. Новую волну активной миграции этнических немцев из Советского Союза вызвал Декрет Президиума Верховного Совета СССР об отмене ограничений в выборе места жительства для отдельных категорий граждан7, принятый в ноябре 1972 года, и касавшийся в первую очередь российских немцев.

С приходом к власти Горбачева и принятием указа “о въезде и выезде из СССР”8 было положено начало небывалой волне эмигрантов немецкой национальности, из республик бывшего СССР. Число переселенцев выросло за 1987-1990 годах в 5 раз, достигнув пика в период 1992-1995 годов, за эти четыре года из республик бывшего СССР в ФРГ переехало на постоянное место жительства 825546 этнических немцев9.

По данным Всесоюзной переписи населения к 1989 году в СССР насчитывалось более 2 млн. российских немцев (табл. 2) Почти половина из них (47%) проживала в Казахстане (северные области), 41% в России (южные области Западной Сибири и Поволжье). Кроме этого существовали поселения этнических немцев в Киргизии (5% от всех этнических немцев в СССР), Узбекистане (2%), Украине (1,9%), и Таджикистане (1,6%).

Испытывающая экономические трудности, обусловленные объединением, Германия не могла позволить себе принимать все нарастающую массу переселенцев. В результате этого, по сравнению с серединой века, когда этническим немцам сложно было вернуться в Германию из-за преград со стороны государств, в которых они проживали, к концу века ситуация сменилась на противоположную - правила приема ужесточает Германия.

В 1993 году было введено ограничение въезда для потенциальных поздних переселенцев из восточноевропейских государств. Правом на переселение в Германию обладают только те, кто может доказать, что их права в странах выхода ущемлялись по причине принадлежности к немецкой национальности. В этой связи число поздних переселенцев из Польши и Румынии резко сократилось10.

С каждым годом доля переселенцев владеющих немецким языком снижалась, выросла доля членов семей не немецкой национальности. Если на раннем этапе переселения в начале 1990-х годов 75% заявителей были немцы, владеющие немецким языком, и только 25% члены их семей не владеющие элементарными знаниями немецкого языка, то к концу десятилетия это соотношение сменилось на противоположное, 75% переселенцев - члены семей не владеющие немецким языком11. Были приняты меры по ограничению притока поздних переселенцев: введены квоты приема (с 1999 года - 100 тысяч человек ежегодно12); ужесточены правила въезда, касающиеся в первую очередь знания немецкого языка.

Для выравнивания миграционной нагрузки на федеральные земли в 1996 году был принят указ о “принудительном” распределение поздних переселенцев. В случае если переселенцы хотят получать социальное пособие, а таких в первые годы абсолютное большинство, то они обязаны первые три года пребывания в Германии проживать на территории указанной земли. В июле 2000 года действие этого закона было приостановлено13.

В настоящее время миграционный потенциал имеется только у этнических немцев из стран СНГ и относительно небольшого (100-150 тысяч) количества польских немцев, уже имеющих разрешение на получение немецкого гражданства. Интенсивность миграции немцев из стран бывшего СССР вряд ли будет высока и зависит от немецкой федеральной политики в отношении переселенцев14.

Задачи исследования

В сфере интеграции российских немцев руководство Германии столкнулось с рядом заранее не предполагаемых трудностей и до сих пор не нашло универсального рецепта интеграции российских немцев в германскую жизнь. По мнению многих публицистов и активистов землячеств российских немцев, большая часть из них брошены на произвол судьбы и самостоятельно решают проблемы адаптации15.

Вместе с тем в Германии постоянно находят новые варианты решения проблемы интеграции российских немцев. В 2000 году началась реализация государственного проекта, направленного на индивидуальную интеграцию переселенцев. В восьми городах Германии между недавно прибывшими российскими немцами и правительством были заключены так называемые "Договоры по интеграции", в которых обе стороны дают обязательства по выполнению определенных пунктов. Переселенцы обязуются активно интегрироваться в немецкое общество, работать над самообразованием и изучением немецкого языка, а государство - предоставлять переселенцам условия для успешного вхождения в жизнь Германии, а также местного жителя, который помог бы российским немцам пройти первичную адаптацию. В одном из выбранных для эксперимента городов (Реклингхаузене) внедрена также система поощрений, которая дает возможность стимулировать инициативных людей16.

По теме интеграции немецких переселенцев в Германии проводится множество исследований. Только по уже опубликованным в Германии и России статьям и монографиям можно написать отдельное библиографическое исследование. Библиография немецких изданий 1917-1998 годов содержит более десяти тысяч наименований, а вопросам интеграции и адаптации этнических немцев в Германии посвящено более 400 монографий, отдельных выпусков журналов и статей17.

Одной из задач исследования стало выявление самостоятельно организованных российскими немцами различных экономических, культурных, политических и информационных образований, от русских магазинов до интернет-сайтов. Эти образования ниже я называю внутренними структурами.

Главными вопросами исследования стали следующие:

Какие представления о самоидентификации и какие внутренние структуры формируют различные группы российских немцев?

Какое влияние оказывают различные идентификации и различные внутренние структуры российских немцев на процесс интеграции в принимающее общество?

Интеграция в принимающее общество через внутреннюю интеграцию
Плюсы и минусы подхода Георга Элверта

Что такое интеграция? Как различные исследователи определяют процесс интеграции, каким образом можно оценить успешность интеграции? Под интеграцией понимается вхождение мигрантов в социальную структуру принимающего общества, под которым может подразумеваться как страна, так и отдельный регион или даже отдельный населенный пункт. В нашем случае под принимающим обществом я понимаю Германию.

Часто интеграцию считают успешной и законченной, если мигрантам удается найти жилье и работу. Эти два условия не являются единственными критериями благополучного и безболезненного вхождения мигрантов в новую социальную среду. Интеграция может считаться успешной, если мигранты получают возможность доступа ко всем общественным ресурсам принимающего общества и могут быть признаны этим обществом как его полноправные участники, когда они свободно манипулируют основными правилами и нормами этого общества без отказа от собственной идентичности.

Один из существенных моментов в ходе интеграции - время. В большинстве случаев этот процесс, окончательно завершается через поколение. С другой стороны, длительность проживания не может служить залогом успешной интеграции, нельзя говорить о том, что время автоматически разрешает интеграционные проблемы.

В немецкой социологии города в течение 20 века сменили друг друга три основные концепции включения иностранцев в жизнь больших городов:

1. концепция ассимиляции;
2. концепция ротации гастарбайтеров;
3. модель этнического или культурного многообразия - мультикультурализм

Первая концепция, распространенная в конце 19 - начале 20 веков, предполагала их полную ассимиляцию в принимающее общество. Суть ее сводится к тому, что, если иностранец хочет обрести успех в принимающем обществе он должен полностью подстроиться под жизнь большинства граждан. Исходная этническая общность влияет на ход адаптации первого поколения мигрантов, исполняя информационные и контрольные функции. Последующие поколения ищут сообщества отвечающие в большей степени их социальному статусу, чем этническому происхождению19.

Концепция ротации гастарбайтеров, появившаяся в социальных науках в 1960-70-е годы, основывалась на предположении, что значительная часть иностранцев, приглашенная на работу в Германию, в скором времени покинет страну и на ее место придут новые гастарбайтеры. Поэтому, учитывая кратковременность пребывания значительной части иностранцев в стране и отсутствие дальнейших перспектив для их жизни в Германии, не следует заботиться об их интеграции в принимающее общество. Подобная теоретическая установка на практике способствовала разделению общества на внутренние не связанные с собой группы20.

Одна из распространенных современных концепций интеграции иностранцев в жизнь принимающего общества подразумевает равные права мигрантов с местным населением на рынке труда и на рынке жилья. Ее называют подходом структурного выравнивания, но с сохранением культурной автономии21. Разница между мигрантами и местным населением должна быть минимальной. Соблюдение подобного принцип одна из наиболее сложных задач, поскольку часто правила, выдвигаемые принимающим обществом, вступают в противоречие с правилами культурной автономии, к которой принадлежат мигранты.

Я придерживаюсь следующего понимания критериев успешности интеграции - это возможность полноценного участия мигрантов в общественной жизни принимающего общества, равноправный с членами принимающего общества доступ к общественному достоянию общества, равная с местными жителями возможность достижения высокого социального статуса.

Зачастую, в Германии в политических, экономических и научных дискуссиях, а также в массовом сознании образование иммигрантами своих собственных внутренних общественных структур и выработка своих правил ежедневного обыденного поведения, рассматривается как формирование своего рода гетто-образований и препятствие успешности интеграции переселенцев.

Немецкий этнолог Георг Элверт (Georg Elwert) в 1982 году в своей докторской работе предложил противоположный, вышеупомянутому подходу тезис22. Элверт полагает, что внутренние структуры, через внутреннюю интеграцию (Binnenintegration) могут вести к полноценной интеграции в новую социальную структуру. Внутренние структуры играют роль шлюзов, проходя через которые мигранты от культурных традиций и социальных установок страны выхода подходят к пониманию и правильной интерпретации "правил", принятых в принимающем обществе.

На материалах российских немцев данный теоретический подход использовал в своих исследованиях немецкий географ Рейнхард Хенкель (Reinhard Henkel). Хенкель на примере двух религиозных общин российских немцев в земле Гессен, показывает положительную роль внутренних структур в интеграции российских немцев в Германское общество23.

Элверт выдвигает три взаимосвязанные черты внутренних структур, которые облегчают мигрантам путь вхождения в принимающее общество. Это: укрепление идентичности и самосознания мигрантов; передача знаний о повседневных навыках и умениях, необходимых в новом сообществе; возможность создания объединений по интересам. И тут же ставит рамочных условия при несоблюдении которых внутренние структуры становятся препятствием для интеграции. Прежде всего: не должно возникать отношений противоречащих законам принимающей страны; не должны создаваться условия, приводящие к социальной изоляции; внутренние структуры должны проявлять способность к трансформации и быть обучаемыми системами.

Элверт утверждает, что с течением времени роль внутренних структур уменьшается, они оказываются невостребованными мигрантами. Я же полагаю, что даже при успешном процессе интеграции за определенными внутренними структурами надолго может сохраняться важная роль, обеспечения определенных запросов и потребностей мигрантов. В первую очередь, это касается таких видов внутренних структур как культурные общества, литературные объединения, театры, политические организации и т.д. То есть когда речь идет о структурах, связывающих мигрантов с культурой среды их выхода, поддерживающих и развивающих те потребности, которые не может удовлетворить принимающее общество.

Методы исследования

В ходе работы были использованы следующие методы: глубинное интервью, включенное наблюдение, натурное обследование, анализ публикаций в русскоязычных газетах Германии.

В качестве основополагающего метода сбора информации было выбрано полуструктурированное глубинное интервью. Отказ от массового опроса произошел по нескольким причинам как технического, так и принципиального плана. К первым можно отнести - отсутствие необходимых материальных и временных ресурсов, сложности с поиском большого числа респондентов, отсутствие необходимых статистических данных для создания репрезентативной выборки и проч. Ко вторым - несоответствие задачам исследования, которые предполагали выявление механизмов формирования различных идентичностей у российских немцев, что невозможно выявить методом массового анкетирования.

Я руководствовалась мнением Т. Шанина о целях качественного исследования и его отличиях от количественных методов, о чем он пишет в одной из своих работ: "… специфика качественной социологии прежде всего нацелена на выявление повторяющихся форм человеческих взаимодействий и их понимания и смысла, с точки зрения объекта(ов) исследования. Это не исключает количественных методов как таковых, но исключает исследования, в которых полученные модели человеческих поведения и взаимосвязей соотносятся только с аналитическими действиями самих исследователей, в то время как изучаемый рассматривается только как движимый силами внешними по отношению к его мыслительному процессу…"24.

При интерпретации полученных в ходе полевой работы материалов был использован метод двойной рефлексии, предложенный и апробированный в полевых исследованиях Центром крестьяноведения под руководством Теодора Шанина. Под двойной рефлексивностью подразумевается соотношение между тремя компонентами полевого исследования: а) тем, что наблюдается исследователем; б) влиянием исследователя на изучаемый объект и их взаимовлиянием; в) субъективностью объекта, выражающейся главным образом в том, как объект исследования определяет и объясняет поступки и сделанный им выбор. Важным следствием этого тройного соотношения является предположение, что ни исследователю, ни исследуемому не принадлежит монополия понимания коммуникации, которая осуществляется между ними, и ни у одного из них нет привилегии окончательного познания2531.

Основными темами, затрагиваемыми в беседе, со всеми респондентами были следующие:

* краткая история семьи респондента;
* профессиональная биография респондента до переезда в Германию;
* причины принятия решения о переезде в Германию;
* процесс переезда в Германию;
* первые впечатления о Германии, о немцах, формирование образа страны;
* занятость респондента и членов его семьи в настоящее время;
* языковые навыки;
* плюсы и минусы жизни в Германии;
* понятие Родины и понятие дома у респондента;
* свободное время, праздники, юбилеи;
* каждодневная жизнь (походы по магазинам, работа, отношение в семье);
* воспитание детей;
* политическая активность;
* отношения между российскими немцами и немцами Германии;
* сравнение жизни до и после переезда в Германию;
* степень интеграции в немецкое общество, по самооценке респондента.

Все интервью, кроме одного, проходили на русском языке, в виде свободной беседы, в ходе которой вопросник респондентам не показывался. Собеседник сам выбирал направление разговора в границах указанной темы. Каждое интервью записывалось на диктофон с согласия собеседника. Продолжительность беседы варьировалась от полутора до двух с половиной часов. Всего было проведено 12 глубинных интервью в Нюрнберге и в Эрлангене. Все респонденты - этнические немцы, за исключением одного из экспертов (выходца из Румынии), являются переселенцами из бывшего СССР и проживают в Германии более трех лет.

С рядом интервьюеров, выбрав их в качестве ключевых информаторов, было проведено более трех встреч. В качестве ключевых информаторов, а также экспертов я рассматривала руководителей Нюрнбергского землячества российских немцев, председателя исторического общества российских немцев, работницу одного из отделов администрации г. Эрлангена, выпускницу факультета славистики университета г. Эрлангена, директора "Дома Родины" в Нюрнберге. Всего было опрошено шесть экспертов и ключевых информаторов.

Интервью проводились в квартире собеседников или на их рабочем месте, в их “пространстве”, где интервьюер являлся гостем. Появлялась возможность наблюдать условия жизни российских немцев, их повседневную жизнь, организацию их личного пространства. Часто после слов, "на этом можно закончить нашу беседу" и выключения диктофона следовало приглашение поужинать или пообедать и начинался более открытый разговор, который записывался уже после посещения.

Кроме запланированных встреч с респондентами, для целей исследования использовались незапланированные разговоры с российскими немцами (в транспорте, в магазинах, в музеях, в кафе, в гостях), их мнение о Германии, о плюсах и минусах их новой жизни. За время проведения исследования подобных встреч набралось около сотни.

Включенное наблюдение, помимо интервью стало следующим источником информации. Как большую удачу в ходе проведения исследования я рассматриваю посещение празднования дня рождения родственницы моего знакомого из числа российских немцев. Возможность наблюдать отношения между различными поколениями российских немцев и рассказы гостей внесли неоценимый вклад в дальнейшую работу.

Значительное внимание в работе было уделено изучению, сложившейся в городах Средней Франконии - Нюрнберг, Фюрт, Эрланген инфраструктуры российских немцев и других русскоязычных жителей Германии. Я посетила "Дом Родины" в Нюрнберге, около десяти русских магазинов, пять русских туристических бюро, русскую дискотеку пытаясь выявить их роль и значение в жизни российских немцев. Непосредственное участие в ситуациях типичных для российских немцев стало одним из важнейших условий реализации задуманного исследования.

Был проведен анализ публикаций, посвященных процессу интеграции, в популярных среди российских немцев русскоязычных газетах "Контакт" и "Русский Берлин". Активно использовались в работе различные интернет-сайты российских немцев и официальные интернет-сайты ведомств, занимающихся российскими немцами в Германии26.

Важным положительным фактором при проведении интервью считаю возможность беседы на русском языке. Понимание респондентов облегчалось для меня и знанием советской и российской действительности, которое позволяло увидеть, что в моделях поведения собеседников и их словах, характерно для всех жителей постсоветского пространства, а что является уникальным и свойственно в значительной степени только российским немцам.

С другой стороны, то, что я не принадлежу к российским немцам, увеличило объективность исследования, дало возможность посмотреть на ситуацию со стороны, незаинтересованным взглядом. О преимуществе исследователя из другой, но близкой культуры пишет и польская исследовательница Анна Вроблевска в своей работе о проблемах российских немцев. Среди прочих преимуществ она указывает, в том числе и то, что в Германии она является иностранкой, а значит, переживает сходные проблемы в ходе адаптации к новой жизни и может лучше понять и правильно интерпретировать проблемы самих российских немцев

 
winter-wolgaДата: Воскресенье, 25.05.2008, 13:13 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 427
Статус: Offline
Различные типы этнической идентификации у российских немцев в Германии

В исследуемом мною регионе Нюрнберг-Фюрт-Эрланген можно выделить следующие внутренние структуры российских немцев:

* Землячество
* Религиозные общины28
* "Дом Родины"
* Историческое общество российских немцев
* Театр
* "Литературное общество российских немцев"
* Интернет сайты
* Газеты
* Магазины
* Туристические агенства
* Дискотеки

Естественно, что российские немцы, живущие в регионе, не являются однородной гомогенной группой. Они очень разнообразны и они используют различные внутренние структуры в зависимости от типа этнической идентификации.

Землячество российских немцев, с одной стороны, и русские магазины и русские дискотеки, с другой, символизируют противоположные полюса интеграции. Землячество - это то, как видится интеграция в идеале, и какой она должна быть. А магазины и дискотеки, это то, как совсем не хотелось, но как получилось.

Проанализировав проведенные интервью, я выделила три типа этнической самоидентификации российских немцев. Была выявлена зависимость успешности интеграции от времени переезда в Германию. Те, кто раньше переехал в Германию, в большей степени интегрированы в немецкое общество, по сравнению с более поздними переселенцами. Об этом же пишет в своей работе Ульрике Клайнкнехт-Штрэле29. Исследователь провел 70 интервью с российскими немцами, переехавшими в Германию в различные периоды, и утверждает, что эти группы существенным образом отличаются между собой. Мигранты третьей фазы миграции (начавшейся после 1989 года) не составляют гомогенную группу, они отличаются друга от друга очень многим, начиная от мотивов миграции, места проживания в бывшем СССР, образования, и заканчивая степенью интеграции в немецкое общество.

Разнообразие самоощущений и самоидентификаций различных групп российских немцев можно выразить в следующей генерализированной типизации, проиллюстрировав ее выдержками из интервью:

Первая группа - российские немцы, считающие себя только настоящими немцами, "германскими". Это - ранние переселенцы, принадлежащие к первой волне возвращения на историческую Родину, которые живут в Германии более 30 лет. Большинство из них имеют высшее образование, превосходно владеют немецким языком. Некоторые собеседники - ранние переселенцы выражали желание проводить интервью на немецком языке, демонстрируя, принадлежность к немецкому народу. Они практически полностью интегрированы в немецкое общество, а их дети уже полностью ассимилированы (в соответствии с первой из рассмотренных выше концепций интеграции иностранцев в принимающее общество - рис. 1). Стать гражданами Германии для многих из них было основной жизненной целью, для которой они использовали все средства:

"Я все свою жизнь хотел переехать в Германию. Я всегда хотел тут жить. И сейчас мои дети - немцы. Они не говорят по-русски.” (Мужчина, 73 года, 29 лет в Германии. Сейчас на пенсии, до этого работал инженером на предприятиях "Siemens". Член исторического общества российских немцев.)

Российские немцы, которых я отношу к данной группе, практически не имеют проблем с самоидентификацией. Они считают себя немцами и активно демонстрируют это:

“Германия - моя Родина, мой дом. Я чувствую себя немцем. Россия это только место, где я родился.” (Он же.)

Но, несмотря, на установку "как немцы жить среди немцев", представители этой группы в своих поведенческих моделях демонстрируют черты российского/советского менталитета.

Многие из них являются участниками и руководителями землячеств российских немцев, исторического общества российских немцев, составляя интеллектуальную элиту российских немцев в Германии. В ходе интервью, многие поздние переселенцы, да и сами ранние переселенцы, в собственных самооценках отмечали, что последние живут достаточно изолированно от тех своих соотечественников, которые переехали в течение последнего десятилетия в Германию. Часто они даже встают в явную оппозицию к поздним переселенцам, полагая, что те создают невыгодный для ранних переселенцев, уже занявших прочные позиции в Германии, образ российского немца. Их позиция выражается следующими словами:

"Если мы хотим жить в Германии, хотим, чтобы Германия была нам родным домом, то не должны привносить в немецкую жизнь типично российские черты, должны от них отказаться. А что получается? В моем районе, где я живу в Нюрнберге уже три русских магазина, объявления на остановках на русском языке висят. Так они (поздние переселенцы - М.С.) никогда не будут жить в Германии, не станут полноценными гражданами Германии." (Женщина, 53 года, 29 лет в Германии. Глава строительной фирмы, активная участница работы землячества российских немцев и "Дома Родины").

В силу высокой степени интегрированности в немецкое общество, они в своей повседневной жизни полностью окружены социальными связями "немецкого мира", являются жителями "немецкого мира".

Среди всех внутренних структур российских немцев, представители данной группы активно (пожалуй, активнее, чем представители других групп) создают сами и участвуют в жизни тех внутренних структур, которые позволяют реализовывать в первую очередь их духовные и интеллектуальные запросы, которые Германия не может помочь им реализовать (табл. 3). Это, как уже было выше сказано, работа в Землячествах российских немцев, в историческом обществе российских немцев, проведение традиционных встреч земляков, различных конференций, диспутов.

Вторая группа - поздние переселенцы, считающие себя российскими немцами, людьми, принадлежащими к двум культурам одновременно. Среди этой группы много людей с высшим образованием. Обычно это - молодые и среднего возраста жители больших городов, которые в бывшем СССР не жили в моноэтничной среде российских немцев. Большинство из них сразу после переезда в Германию пытаются улучшить или выучить немецкий язык, найти достойную работу. В большинстве случаев они находят “свое место” в Германии, и довольны своей жизнью.

Значительная часть российских немцев, которых я отношу к этой группе, не разрывает свои связи с Россией или другими местами, откуда они переехали. Но и не замыкается только на семейных кругах российских немцев, а настроены на активное вхождение в жизнь Германии. У них достаточно много контактов с немцами ФРГ - коллегами по работе, соседями, друзьями. Они являются гражданами двух миров - "немецкого" и "российского".

В самом начале своей “германской” жизни они испытывали проблемы с самоидентификацией. Им сложно было понять, почему в Германии они воспринимаются “русскими”, ведь они же вернулись на свою историческую родину, имеют немецкие корни. Как выход из ситуации для многих российских немцев можно привести слова молодого человека, приехавшего в Германию в двадцатилетнем возрасте и уже прожившего в стране более девяти лет.

"Ожидал, естественно, какие-то сложности. Но не думал, что мы не будем здесь восприниматься своими. Осознавал, что мы конечно, и по менталитету, и по другим качествам будем разниться от местного населения. Но не думал, что мы будем ими восприниматься, чисто русскими, пришлым чужим населением. Это какое-то время мне мешало, а потом я просто с этим смирился и не обращаю на это внимания. Это существует, но уже не мешает мне. Я считаю себя российским немцем." (Мужчина, 29 лет, 9 лет в Германии, учится на факультете Славистике в университете, работает в библиотеке университета)

Для многих представителей этой группы характерна следующая позиция:

"Это же большая удача для меня и моих детей то, что мы принадлежим к двум культурам сразу. Я не хочу забывать, то хорошее, что дала мне Россия, и то, что я приобрела, благодаря русской культуре. Я об этом постоянно и своим детям говорю. Я сознательно показываю им, что они должны пользоваться своим положением как преимуществом. Хотя часто именно из-за этого и я, и они сталкиваемся с непониманием остальных" (Женщина, 37 лет, 7 лет в Германии, окончила факультет славистики, работает в библиотеке Университета, член исторического общества российских немцев).

Интеграция этой группы поздних переселенцев идет по принципу третьей рассмотренной нами выше модели интеграции мигрантов в жизнь принимающего общества, по принципу культурного многообразия (рис. 1).

В соответствии с собственной этнической идентичностью представители этой группы активно используют практически все внутренние структуры российских немцев. Для них, среди всех групп российских немцев, характерен самый широкий спектр обращения к внутренним структурам - от землячеств до русских баров и дискотек (табл. 3).

При таком варианте самоидентификации роль внутренних структур может не ослабевать со временем. Респонденты из этой группы часто отмечали, что внутренние структуры помогают им чувствовать себя принадлежащим к двум культурам, не отказываться от своих привычек и социальных норм, к которым они привыкли в России. Использование внутренних структур в такой ситуации может восприниматься (и часто воспринимается) как разумный компромисс при выборе жизненного пути.

В качестве примера жизненной стратегии представителей этой группы российских немцев приведу точку зрения из частной беседы не записанной на диктофон. Одна из моих собеседниц, сравнивая жизнь в Германии и в России, отметила, что ей проще жить в Германии, потому что там в любой жизненной ситуации есть свои правила и нормы поведения, а в России ее пугает непредсказуемость и неуверенность в завтрашнем дне. С другой стороны, ощущение, что немцы все делают запланировано (учатся, работают, ходят на свидания, отдыхают) очень ей мешает. Она не получает радости от посещения немецких дискотек или баров, поэтому с радостью обнаружила, что в Фюрте есть русская дискотека.

Третья группа - поздние переселенцы, испытывающие кризис этнической идентификации, они не считают себя русскими в полной мере, но и не могут ощущать себя немцами. Большая их часть не интегрировалась в принимающее общество, не прошла адаптацию, создавая замкнутые структуры, как это показано в концепции фрагментарного, разделенного общества (рис. 1).

В подавляющем большинстве значительная часть представителей этой группы - выходцы из сельской местности, хотя среди них есть и жители городов, они не имеют высшего образования. Большинство из респондентов, относящихся к этой группе, отмечали, что их ожидания в отношении Германии не оправдались во многом из-за того, что их здесь воспринимают не немцами, а русскими. В Советском Союзе они всегда были “фашисты” и “немцы”, а тут стали “русаками”.

"Мы не немцы для местных немцев, мы русские тут. Я живу уже три года в Германии и почти не говорю на немецком." (Мужчина, 54 года, 3 года в Германии, работает на временной работе подсобным рабочим).

Их отношение к своей этнической принадлежности можно сформулировать следующим образом:

"Я нахожусь где-то посередине. Я не знаю, кто я. Германия не моя родина, я не чувствую себя тут как дома. Я ощущаю себя не совсем полноценно тут." (Женщина, 24 года, 10 лет в Германии, работает на временной работе, на складе автосервиса)

Это наиболее многочисленная и наиболее проблематичная группа переселенцев. Именно этой группы касается подавляющая часть публикаций, посвященных интеграции и адаптации российских немцев в Германии. В нее входят представители разных возрастных групп, начиная от пенсионеров, которые переехали в Германию ради будущего своих детей (об этом говорят почти все пенсионеры), и заканчивая, подростками, которые, владея немецким языком, все равно не могут чувствовать себя полноценными гражданами Германии, из-за разницы в моделях поведения, жизненных целях и ценностях по сравнению с немецкой молодежью.

Зачастую представители старшего и среднего поколения этой группы не владеют немецким языком на уровне достаточном для получения хорошей работы, и практически не имеют возможности улучшать немецкий язык. Многие из них после переезда в Германию сильно понизили свой социальный статус, и уже не надеются восстановить его. Для многих в Германии нет профессионального будущего.

"Говорят, у нас в Союзе застой был, а у меня тут в моей жизни застой начался. Там я инженером на крупном заводе работал - жизнь кипела. А тут стою, наушники выдаю… Ради сына переехали, он тут хорошо устроился, работу нашел, доволен" (Мужчина, 60 лет, 7 лет в Германии, работает смотрителем в музее).

Эта группа российских немцев активно пользуется такими внутренними структурами как русские магазины, русские дискотеки, русскоязычные газеты Германии, русскоязычные интернет-сайты (табл. 3). Для данной категории российских немцев внутренние структуры, если они длительное время не выходят за их границы, начинают играть отрицательную роль, затрудняя интеграцию в немецкое общество и вызывая обоюдное непонимание обоих сторон. В итоге происходит социальная изоляция российских немцев, замкнутых только на свои внутренние структуры, и усиливается закрытость принимающего общества к переселенцам. То есть, многие из них, живя в Германии, по прежнему остаются жителями СССР. Один из немецких журналистов назвал этот социальный мир российских немцев в ФРГ "Германистан"30.

Причины и механизмы трудностей интеграции российских немцев

В заключительной части подробнее остановлюсь на причинах, затрудняющих интеграцию российских немцев в Германии (прежде всего представителей третьей группы, исходя из приведенной выше типологии (табл. 3)). Как было отмечено выше, одна из главных трудностей - кризис этнической самоидентификации российских немцев. В этом их отличие от прочих мигрантов в Германии. По сравнению с последними они здесь "не иностранцы", они "немцы", но в большинстве случаев воспринимаемые немецким обществом русскими. Отсюда и возникает у большинства переселенцев кризис этнической идентичности. Они уезжают из бывшего СССР немцами, а приезжают в Германию "русаками".

Все остальные иностранные переселенцы в Германии имеют в “тылу” свою Родину, свою страну (Турция, Италия и т.д.), им не нужно принципиально корректировать и усиливать собственную этноидентичность. Российские же немцы оказываются между двух миров, и в тоже время не идентифицируют себя в полной мере ни с одним из них. Их идентичность определяется частицей “не”. Они были “не русские” в России, и сейчас они “не немцы” в Германии.

Российские немцы, с одной стороны, являлись национальным меньшинством в СССР, а с другой стороны, большинство из них выросло и сформировалось в СССР, восприняв отличные от Германии установки и формы поведения. Это оказывает сильное влияние на их самоидентичность. Многие из них употребляют уже ставшее распространенным для немалого числа российских немцев самоназвание "русаки".

В качестве примера сложившегося противоречия, приведу ряд высказываний из проведенных интервью:

“Я всю жизнь штамп на лбу носил - “немец”, так и протаскал это на себе всю жизнь в Союзе.” (Мужчина, 71 лет, 4 года в Германии, не работает)46

"Когда, я еще девчонкой была, мне бабушка часто повторяла “Мой ноги, а то будешь как русские девочки”. На улице я часто от взрослых слышала: “Только посмотрите, какая аккуратная девочка, наверняка она немка. И я старалась как-нибудь быть причесанной не так аккуратно, чтобы уж на меня пальцами не показывали, а то чувствуешь себя не таким как все” (Женщина, 59 лет, 8 лет в Германии, работает в администрации г. Эрлангена).

Большинство интервьюеров в качестве неожиданной и пока мало преодолимой трудности, с которой они столкнулись после переезда в Германию, считают то обстоятельство, что их в Германии никаким образом не считают немцами, а только русскими. Вот как они сами озвучивали сложившуюся проблему:

"Я приехала в 14 лет, было очень трудно, подружек не было, я немецкий вообще не знала. В школе, дико было, в России, все обзывали "фашистка", а здесь я стала "русачка". Со мной никто не общался. Школа была не подготовлена к тому, что кто-то приедет, кто не знает немецкого. Там ничто не делалось, чтобы я учила немецкий. Я просто сидела рисовала на уроках" (Женщина, 24 года, 10 лет в Германии, работает на временной работе, на складе автосервиса).

"Чем отличаются российские немцы от местных немцев? Всем. Лучше спросить какое сходство? Сходство - только фамилия немецкая, принадлежность, к немецкой нации, к исторической, а на самом деле нас и не считают за немцев" (Женщина, 59 лет, 8 лет в Германии, работает в администрации г. Эрлангена).

Существенную роль в самоопределении и в становлении самоидентификации российских немцев играет отношение к ним принимающего общества. Им важно кем их считают сами немцы, в зависимости от этого они постоянно корректируют свою самоидентификацию.

Подобной точки зрения на причины, затрудняющие интеграцию российских немцев, придерживаются многие немецкие исследователи31. Они полагают, что трудность самоидентификации самый существенный барьер на пути к интеграции в германское общество. И только преодолев этот барьер, сделав его мостом, российские немцы смогут успешно интегрироваться в Германское общество.

С этой проблемой тесно связаны и остальные не менее важные, они взаимно обуславливают друг друга, образуя замкнутую цепь. Их можно выстроить в следующем порядке: трудности со знанием немецкого языка32 - проблемы в поисках работы - ограниченные контакты с немцами - иные жизненные установки и ценности по сравнению с немцами - формирование негативного образа немца.

В интервью респонденты указывали на непонимание их жизненных позиций местными немцами. То, что важно и значительно для российских немцев, чаще всего никаким образом не идентифицируется в таком качестве или идентифицируется нередко с противоположным знаком самими немцами, может им представляться даже своеобразным социальным "уродством". Вот как одна из респонденток высказалась по поводу взаимоотношений между российскими и местными немцами:

"Между российскими немцами и немцами стеклянная перегородка, мы не перемешиваемся, как масло и вода!" (Женщина, 59 лет, 8 лет в Германии, работает в администрации г. Эрлангена).

Российские немцы приезжая в Германию оказываются между двух "социальных зеркал"33 - своего, привычного, с одной стороны, и германского, с другой. Для российских немцев "престижно" выглядит человек, который может вовремя и ловко дать взятку, купить машину, получая социальную помощь, который экономит на еде, но строит дом, который не доверяет кредитам, и т.д. и т.д. То есть то, что приближает к "идеалам" жизни в советском и постсоветском обществе. Все это качества, для "типичного", позволю себе сказать, немецкого гражданина выглядят "абсолютно неприемлемыми". Таким образом, российские немцы оказываются перед необходимостью выбора той или иной модели поведения, поскольку они не могут одновременно красиво выглядеть в обоих зеркалах.

Вот как сами интервьюеры описывали подобные ситуации:

"Какие жизненные ценности у переселенцев? В первую очередь надо купить "Мерседес". Даже, если он год работает на социальной работе, и он знает, что он будет безработный, его это не касается. Он ведь потом будет с машиной" (Женщина, 59 лет, 8 лет в Германии, работает в администрации г. Эрлангена).

"Местные немцы видят, что "русаки" только приехали, а уже дом построили. Они удивляются. Ничего за душой нет, а тут же "Мерседес" крутой приобретают, они … только диву даются, как так можно… Мне даже соседи жалуются на наших: "Такой говорит, дом построили, так себя держат, у всех "Мерседесы". Немцы, вот она - начальница - а нос не задирает" (Она же).

Видя свое "привычное, красивое" социальное отражение "уродливым" в глазах местных немцев некоторые из российских немцев пытаются найти объяснения такому отличному восприятию мира у разных людей. Но, естественно, что многие не стремятся выходить из мира этого зазеркалья, в котором они чувствуют себя более комфортно, и в психологическом и в социальном смысле. В ином случае они должен полностью соответствовать нормам германского общества, отрываясь от сообщества российских немцев.

В качестве психологической компенсации формируется негативный образ "типичного немца", с помощью которого российские немцы объясняют для себя "невозможность интеграции" в немецкое общество. Причем, часто этот образ формируется людьми, имеющими минимальное количество контактов с местными немцами. “Типичный немец” это - скупой, недружелюбный, ленивый, закрытый человек, который не умеет воспитывать детей и имеет плохие отношения с родственниками.

Приведу на сей счет несколько примеров из интервью:

"Немцы отличаются от нас тем, что они - очень недружелюбные, очень, очень. Скупые немцы. Чисто немцы очень скупые, жадные" (Женщина, 24 года, 10 лет в Германии, работает на временной работе на складе автосервиса).

"Местные немцы на тесное общение не идут. В лучшем случае они контактируют, когда живут по соседству. Они не допускают других в свой мир, как мы привыкли. Это русский менталитет - сразу в гости приглашать. Они будут мило беседовать при встрече, на улицах, в транспорте, но к себе домой не позовут. До себя допустить - этого нет" (Женщина, 59 лет, 8 лет в Германии, работает в администрации г. Эрлангена).

Для представителей этой группы российских немцев путь к полноценной интеграции будет долгим и сложным. На мой взгляд, их полная интеграция возможна только через несколько поколений, уже для детей и внуков мигрантов, переехавших в 1990-е годы в Германию.

Выводы

В ходе проведенного мною исследования была прослежена зависимость между обращением российских немцев, переехавших в Германию, к определенным внутренним структурам, типами их этнической самоидентификации и степенью интегрированности в жизнь Германского общества. В зависимости от типа самоидентификации российских немцев меняется роль внутренних структур в обеспечении процесса интеграции российских немцев в жизнь принимающего общества.

Для тех групп российских немцев, которые обладают достаточно стабильной этнической самоидентификацией (те, кто считает себя "германскими" немцами и те, кто считает себя российскими немцами) внутренние структуры играют роль разумных компромиссов и реализаторов определенных духовных потребностей. Продолжительность их положительного воздействия на российских немцев определяется не неделями и месяцами, а годами и десятилетиями. При отсутствии кризиса этнической идентичности и прочие внутренние структуры играют положительную роль, уже не в ходе интеграции российских немцев в Германское общество, а для поддержания стабильности их жизни.

Для других групп российских немцев, которые испытывают кризис этнической идентификации роль внутренних структур несколько иная. С одной стороны, они облегчают новоприбывшим узнавание страны, знакомят их с элементарными жизненными нормами и правилами поведения в новой жизненной среде. С другой стороны, при определенных условиях тормозят вхождение поздних переселенцев в жизнь немецкого общества. Не ослабляют, а только усиливают кризис самоидентичности, вызывая трудности в процессе интеграции в немецкое общество. Продолжительность положительного влияния внутренних структур может варьировать от нескольких недель до нескольких месяцев. Их же отрицательное воздействие может затянуться на годы. Что бы этого не происходило должна проводится грамотная политика приема поздних переселенцев и программа их интеграции в новых условиях, основанная, в том числе, и на приведенных выше фактах и причинах, затрудняющих адаптацию российских немцев в Германии.

 
winter-wolgaДата: Воскресенье, 25.05.2008, 13:14 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 427
Статус: Offline
Ссылки

1 Тростановский Ж. Иностранцы в Германии: исторический парадокс или социально-экономическая реальность. // Социология: теория, методы маркетинг. Институт социологии НАН Украины.2002, №3. С. 173-185.
2 Fassmann H. Ausländer in der Stadt. Demographische Befunde, gesellschaftliche Problembereiche und Politische Strategien. // Berichte zur deutschen Landeskunde. 75 Band. Heft 2/3. Flensburg, 2001. C. 124-136.
3 Ingenhorst H. Die Russlanddeutschen. Aussiedler zwischen Tradition und Moderne. Frankfurt/Main, 1997. C. 108-109.
4 Костинский Г. Иммигранты в городе: опыт развитых стран. // Миграция и урбанизация в СНГ и Балтии в 90е годы. Под. редакцией Ж.А. Зайончковской. М., 1999. С. 33-44.
5 Фельтен Н.Н. Миграции населения Германии: пространственно-временной анализ. Санкт-Петебург, 2002. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук.
6 Известия Верховного Совета СССР. №52. 05.01.1965.
7 Хроника защиты прав человека в СССР. Ноябрь-декабрь1974 г. Вып. 12. Нью-Йорк, 1975 г. С. 50-51.
8 Brendel T.J. Ein neues Gesetz zur Regelung von Ausreise und Einreise für Buerger der UdSSR. // Osteuropa 42. 1992, №4, April. S. 303-309.
9 Фельтен Н.Н. Цит. соч.
10 Брюннинг А. Осторожно, двери закрываются…// "Контакт", №09 (179). 19.04-02-05.2002. С. 2.
11 Переселенцы в зеркале закона о миграции. // "Контакт", №07 (177). 22.03-04.04.2002.
12 Там же
13 Фельтен Н.Н. Цит. Соч.; http://www.cdu.de/politik-a-z
14 Там же
15 Тростановский Ж. Цит. соч.
16 Шнайдер М. Интеграция по обязательству. // "Контакт". №24 (168). 16.11-29.11.2001. С. 23.
17 Brandes D., Dцnninghaus V. Bibliographie zur Geschichte und Kultur der Russlanddeutschen. Von 1917 bis 1998. München, 1999.
18 Fassmann H. Auslaender in der Stadt. Demographische Befunde, gesellschaftliche Problembereiche und politische Strategien. // Berichte zur deutschen Landeskunde. Die Zukunft der Stadt - Visionen der Stadtentwicklung. Band 75. Heft 2-3. 2001. S. 124-136.
19 Там же. С. 131; Park R.E. Die Stadt als raeumliche Struktur und als sittliche Ordnung (leicht gekuerzte Fassung eines Aufsatzes aus 1925). // Atteslander P., Hamm B. (Hrsg.) Materialien zur Siedlungssoziologie. Köln, 1974. S. 90-100.
20 Там же. С. 132; Lichtenberger E. Gastarbeiter - Leben in zwei Gesellschaften. Wien-Koeln, 1984.
21 Там же. С. 134; Hoffmann-Nowotny H.-J., Imhof K. Internationale Migration und soziokultureller Wandel. // Boesler K.-A., Heinritz G., Wiessner R. (Hrsg.) Europa zwischen Integration und Regionalismus. Stuttgart, 1998. S. 28-37.
22 Elwert G. Probleme der Auslдnderintegration. Gesellschaftliche Integration durch Binnenintegration?// Kölner Zeitschrift Soziologie und Sozialpsychologie 34. 1982. S. 717-733.
23 Henkel R. Binneintegration als Faktor für Eingliederung Russlanddeutscher Aussiedler in die Bundesrepublik Deutschland - das Beispiel zweier Gemeinden in Rheinhessen. // Mainzer Geographische Studien. H. 40. S. 445-458.
24 Шанин Т. Методология двойной рефлексивности в исследованиях современной российской деревни. // Рефлексивное крестьяноведение: Десятилетие исследований сельской России. Под. ред. Шанина Т., Никулина А., Данилова В. М., 2002. С.76-77.
25 Там. же С. 81.
26 См. например: http://www.deutscheausrussland.de; http://www.bundesverwaltungsamt.de; http://www.bundesauslaenderbeauftragte.de/publikationen; http://www.bmi.bund.de;http://www.aussiedlerbeauftragter.de;
http://www.aussiedlerbeauftragter.de; http://www.hfdr.de.
27 Wroblewska А. Die Integration der Rußlanddeutschen aus Sicht einer Forscherin aus einer Drittkultur. // Wanderer und Wanderinnen zwischen zwei Welten? Zur kulturellen Integration russlanddeutscher Aussiedlerinnen und Aussiedler in der Bundesrepublik Deutschland. Referate der Tagung des Johannes-Kuenzig-Instituts fuer ostdeutsche Volkskunde. Hrs. Retterath H.-W. Freiburg, 1998. S. 77-93.
28 В проведенном исследовании специально роль религиозных общин в жизни российских немцев я не рассматривала, но по итогам работ коллег этнологов и географов с полным правом могу отнести религиозные общины к внутренним структурам российских немцев. Подробно о конфессиях российских немцев в Германии см.: Курило О.В. Интеграция российских немцев в Германии (этноконфессиональный аспект). // Этнографическое обозрение. 1999. №2. С. 113-126; Henkel R. Binneintegration als Faktor…
29 Kleinknecht-Straehle U. Deutsche aus der ehemaligen UdSSR: Drei Phasen der Migration und Integration in der Bundesrepublik Deutschland im Vergleich. S. 43-44. // Wanderer und Wanderinnen zwischen zwei Welten? Zur kulturellen Integration russlanddeutscher Aussiedlerinnen und Aussiedler in der Bundesrepublik Deutschland. Referate der Tagung des Johannes-Kuenzig-Instituts fuer ostdeutsche Volkskunde. Hrs. Retterath H.-W. Freiburg, 1998. S. 39-60.
30 Gerlach T. Reise nach Germanistan. // Die Tageszeitung. 22-23.02.2003.
31 См. например: Dietz В., Hilkes Р. Integriert oder isoliert? Zur Situation rußlandeutscher Aussiedler in der Bundesrepublik Deutschland. München, 1994. S. 15-17; Wroblewska А. Die Integration der Rußlanddeutschen aus Sicht einer Forscherin aus einer Drittkultur. S. 87-88. // Wanderer und Wanderinnen zwischen zwei Welten? Zur kulturellen Integration russlanddeutscher Aussiedlerinnen und Aussiedler in der Bundesrepublik Deutschland. Referate der Tagung des Johannes-Kuenzig-Instituts für ostdeutsche Volkskunde. Hrs. Retterath H.-W. Freiburg, 1998.
32 В данном случае под немецким языком понимается хохдойтч (Hochdeutsch) - современный государственный и литературный немецкий язык, принятый для употребления в Германии, а не о диалекты немецкого языка, которыми владеют многие пенсионеры - поздние переселенцы.
33 Под "социальным зеркалом", я понимаю реакцию того или иного общества на действия отдельного человека, в связи с которой он корректирует собственные нормы поведения и формирует такие жизненные ценности, которые приняты в данном обществе.

 
Форум » Немного истории » Германия » Российские немцы в Германии: интеграция и типы (этнической самоидентификации)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz